Домой / Шоу-бизнес / Юлия Самойлова о провале на «Евровидении»: «Ужас, кошмар, стрёмно очень»

Юлия Самойлова о провале на «Евровидении»: «Ужас, кошмар, стрёмно очень»

Не пройдя в финал «Евровидения», Юлия Самойлова разрыдалась в гримерке. Но нашла в себе силы дать нам интервью. «Ужас-кошмар? Для меня да, честно говоря», — сетовала певица . О том, что происходило на драматичном для России полуфинале конкурса и за его кулисами — в репортаже нашего обозревателя из Лиссабона.

фото: Артур Гаспарян

В этом, наверное, есть что-то символическое. Переругавшись и, видимо, надолго со старушкой Европой практически по всей политической и цивилизационной повестке современности, Россия даже на «домохозяечном» уровне пресловутого конкурса песни «Евровидение» чуть не умудрилась настолько изощренно выделиться, чтобы и тут остаться в одиночестве, хотя несомненно – в очень гордом. Если бы, конечно, не родной Китай. Буквально в ночь после второго полуфинала, когда мы в голос оплакивали провал Юлии Самойловой, по ночному эфиру разнеслась молния, затмившая все остальные скандалы – Европейский вещательный союз (EBU) разорвал контракт с Китаем.

Поднебесная, однако, проштрафилась. Поддавшись всеобщему ажиотажу, взялась показывать у себя «Евровидение», да духовных скреп не расчитала. А там ведь такое! Ирландец с гей-песенкой, мальчики танцующие, флаги радужные. Ирландца с мальчиками вырезали, флажки заблюрили. И вуаля. Не будет больше «Евровидения» в Китае. Уже предвижу, как любители и поклонники «китайской модели» завопят сейчас о том, с кого нам надо брать пример. А то на полтора часика-то всего в ночь геев сдвинули… Срамота!

В общем-то мы уже не очень далеки от такой рокировочки, однако, пока предпочли сохранить более-менее хорошую, хотя и весьма кислую мину, при плохой игре. Плохой в том смысле, что Россия впервые с 2004 г. не прошла в финал «Евровидения», когда была введена эта система полуфиналов – из-за драматического расширения конкурса набежавшими новыми странами-участницами, преимущественно восточноевропейскими. Форменный скандал и болезненная оплеуха! Особенно, если учесть, что в списке «рекордсменов», всегда проходивших в финал, остались теперь только две страны – Австралия, которая лишь в четвертый раз участвует в конкурсе и еще не успела обрасти серьезным «портфолио», и – фанфары! – Украина. No comment…

В официальном комментарии российской делегации была лишь достаточно сдержанно упомянута некая непредсказуемая «рулетка», которой, правда, «кто-то управляет», но кто – неведомо… Нет, есть невероятное количество стран, которые не то что до побед, а и до тех же финалов почти не добирались. Годами и даже десятилетиями. Одна несчастная Великобритания, никому и никогда не нужная во время голосований, чего только стоит! Но проблема в том, что эти страны – то ли глупые, то ли наивные – никогда не ищут «очевидных заговоров», особенно на «Евровидении», не противостоят героически «шельмованиям» и вообще как-то расслабленно и совершенно несерьезно относятся к такому ответственному мероприятию, когда за спиной «вся страна», «честь державы», ля-ля и прочие тополя… Разгильдяи, одним словом.

Ладно бы авторы затеи с делегированием Юлии Самойловой на «Евровидение» действительно преследовали благородную цель привлечения особенного внимания к проблемам людей-инвалидов посредством творческого конкурса, показали пример решения этих проблем в своей собственной стране (хотя бы за тот бурный год, что бушевали страсти вокруг певицы), и несли бы это благородное послание всей просвещенной Европе…

Но, когда на каждой станции лиссабонского метро, даже самой старой из середины прошлого века, видишь по два-три, а то и все четыре лифта для ОБЩЕГО пользования, доступных не только инвалидам, но вообще всем, кому лень или невмоготу ковылять по лестницам-эскалаторам (например, с тяжелыми сумками или чемоданами), то возникают вопросы к искренности намерений авторов российского «инклюзивного» европесенного спецпроекта.

Впрочем, эти вопросы возникали, конечно, задолго до экскурсии по лифтам лиссабонского метро. Возникали с того момента, когда год назад Россия и Украина схлестнулись в непримиримом клинче из-за «крымского досье» Самойловой. «Конкурс необычный и артист наш необычный», — признавались тогда в частных откровениях посвященные деятели…

Но «покой нам только снится», как пелось в песне. Конкурс, переехав в Лиссабон, стал теперь более чем обычным, с какого ракурса ни глянь. И что доносится из России? «Выступление Юлии Самойловой было неудачным. Один раз она не вовремя вступила в куплет, в конце песни не попала в тональность. Причиной предположительно стали неисправные ушные мониторы — Юлия, скорее всего, не слышала в них себя — только музыкальное сопровождение. Сломались ли наушники случайно, или это была ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННАЯ ДИВЕРСИЯ, вряд ли удастся теперь установить», — читаю в первой же депеше из Первопрестольной. Другая, третья: «предположительно», «диверсии», «провокации», «конкурс фриков»… В общем, песня хороша, начинай сначала…

При этом о «сломанных наушниках» здесь не известно даже самой артистке. А они, бдительные наши, разглядели-расслышали с такого расстояния. Надо же! Самым грустным исходом этой истории будет, если банальная и вполне обычная на любом конкурсе неудача артиста выльется в России в очередные сумасбродные истерики и накачивание самих себя вселенской злостью и уже привычной ненавистью ко всему вокруг.

А все ведь очень просто. Юлия Самойлова выступила неудачно. ТОЧКА. При том, что уровень участников и качество песен в этом году оцениваются экспертами достаточно высоко, что придает конкурсу напряженный и непредсказуемый характер.

Песня, хореография, постановка номера I Won’t Break не смогли добавить убедительности самой артистке, перед которой изначально, еще год назад, не ставилась задача сразить всех неподражаемым мастерством и профессионализмом. И за год, что прошел с тех пор, когда Юле «автоматом» продлили евромандат, этих качеств, к сожалению, у нее не прибавилось.

Похоже, что этим даже никто и не занимался. Затея с коляской если и не потеряла смысл в «нормальных» условиях, то должна была быть подкреплена тогда безупречным качеством выступления. Возможно, что это была задача не из легких. Возможно, вообще неосуществимая. Но… Ремарки в пресс-центре о номере Самойловой некоторых наблюдателей, людей абсолютно беспристрастных, звучали более чем сдержанно: «Это были, пожалуй, самые долгие три минуты на конкурсе».

Если провести литературные аналогии, то придется, видимо, признать, что в этой ситуации Россия выступила гоголевской унтер-офицерской вдовой, которая сама себя и высекла…

***

Зато как ликовал Киркоров! Нет, конечно, он очень проникновенно и сердобольно высказался на пресс-конференции победителей второго полуфинала о Юлии Самойловой. «Я очень опечален, — сказал, — Она замечательная, у нее трудная судьба. Юля, ты смелая и сильная». Несколько раз напомнил еврособранию, что он «россиянин», «из России», «горд этим», как и тем, что представляет в составе своей интернациональной «Команды мечты» Молдову, тоже «прекрасную страну с великой культурой».

А ликование солнцеликого было связано с прорывом в финал группы DoReDos, так удачно «подрезанной» Киркоровым еще на конкурсе «Новая волна» прошлой осенью. С утра, как говорят, Филипп очень нервничал. За день до этого, в первом полуфинале, так же, как и Самойлова вчера, с треском провалился другой его проект – номер Айсель из Азербайджана. А проекты у Киркорова и его большой греческой «семьи», надо понимать, не копеечные. Заказчики – не простые… В общем, шел он, как на заклание, на этот второй полуфинал. Тем более, что букмекеры не обнадеживали.

Но заводные молдаване зажгли так, что даже мертвецы повскакивали из могил на ближайшем кладбище. Уже по овации зала было ясно, что шансы DoReDos весьма лучезарны. Филипп сиял на пресс-конференции победителей, а на словах ведущего: «Этот тот самый джентельмен, к которому надо обращаться, если вы хотите стать звездой на «Евровидении», — просто поплыл, как жирный португальский пудинг.

И на самом деле провал России Киркорову очень даже на руку. Как и провалы всех остальных постсоветских стран, не прошедших в финал: Беларуси, Армении, Грузии, Латвии, Азербайджана. Поскольку соседское голосование, несмотря на все визги и писки, никто так и не смог отменить. И кому они, одичавшие в финале, все будут отдавать свои восторженные фанатские голоса? А вот – КОМУ!

Есть, правда, несколько малоприятных заноз на светлом пути ФиКи к евросчастью. Досадной гирей повис на ногах норвего-белорус Александр Рыбак со своей неуемной амбицией второй раз завоевать Евросонг. Его ведь тоже любят и чтят за своего на той же киркоровской поляне…

Меньшую, но все-таки тоже угрозу представляет в этом ракурсе и посланец Украины Melovin. Меньшую в том смысле, что преданная армия фанатов-меловинаторов мощно расплодилась пока только в Украине, но впечатляющей песней и инфернально-огненным номером Under The Ladder артист сделал весьма серьезную заявку на высокие места. Сам же Киркоров, несмотря на давно невъездной статус в Украине, по-прежнему расчитывает на голоса его осиротевших в Незалежной поклонников и, видимо, поэтому буквально осыпал Melovin’a публичными знаками внимания, делая все, чтобы они были замечены.


фото: Артур Гаспарян
Разбор полетов российской делегации после «провального» полуфинала. Поплакали, утерли слезы и постановили, что жизнь продолжается.

Не стоит также сбрасывать со счетов и Эстонию, чья «Дива Плавалагуна» Элина Нечаева хороша и сама по себе, а ее русское происхождение может стать дополнительным стимулом для голосования в восточном, так сказать, секторе. В общем, сплошные нервы для Киркорова…

Прошедшие также сито второго полуфинала участники из Швеции (Беньямин Ингроссо), Сербии (Санья Илич & Balkanika), Дании (Rasmussen), Нидерландов (Waylon), Австралии (Джессика Мобой), Словении (Леа Сирк) вполне укладывались в рамки пресловутого евроформата, но даже всю широту этих рамок сокрушили хэви-металлические венгры AWS. Зачем эта группа вообще залезла в Евросонг, остается большой загадкой. Они совсем не финны Lordi, которые веселили всех в 2006 году разудалым шоу монстров. Они просто метал-группа средней руки, которых в Венгрии пруд пруди. Говорят, ребята просто прикололись, притащившись на национальный отбор со своей металлической фигой в кармане, а так как венгры – нация с выдающимися рок-традициями, то весь народ за нее и проголосовал.

Теперь еще и проголосовало «Евровидение», во всяком случае в полуфинале – скорее всего, некое протестное голосование наиболее продвинутых домохозяек, их подружек и дружков. Однако, независимо от того, какая судьба постигнет AWS в финале 12 мая — а возможно, что никакая — свой кусочек музыкального счастья они урвали, получив прямо во время «Евровидения» приглашение на крупнейший европейский металлический фестиваль Wacken Open Air в Германии. Когда бы там еще узнали об этих венграх, если бы не «домохозяечный» Евросонг?! Такие вот музыкальные перверсии уже пошли, Кончита Вурст и тот же Киркоров нервно курят…

***

Тем временем, пока евросвадьба пела и плясала на пресс-конференции победителей второго полуфинала, провалившаяся со своей горой Юлия Самойлова в голос рыдала в своей гримерке, и так же, как накануне Севака Ханагяна из Армении, ее успокаивали всем миром. Она действительно была уверена, что запросто пройдет в финал, и просто не могла взять в толк, что такая вопиющая несправедливость с ней приключилась. Нарыдавшись, все-таки взяла себя в руки, и даже дала эксклюзивное интервью «МК».

— Юля, разная реакция (на результаты полуфинала и твое выступление), но очень эмоциональная: тебе сочувствуют, расстраиваются, поддерживают, негодуют, злорадствуют… И много чего еще. А я хочу тебя поздравить! Прежде всего с тем, что твое участие в «Евровидении», о чем ты когда-то мечтала как о несбыточном чуде, все-таки осуществилась! Всё! Приехала, выступила. Насладилась хотя бы?

— Ну…. Мечта не совсем осуществилась. Потому что я все-таки рассчитывала, что выйду в финал. Ужас-кошмар? Для меня да, честно говоря.

— Все-таки ужас-кошмар, считаешь?

— Лично для меня не выйти в финал – это не очень радостный результат. Прямо разочарование, стремно как-то очень.

— Но ты же — конкурсный человек, прошла не одно состязание. А любое соревнование подразумевает не только победы.

— Да, конечно.

— И какой теперь вывод?

— Надо дальше жить, заниматься музыкой, продолжать петь, не опускать руки. Жизнь на этом не кончается, это точно. Сейчас у меня, конечно, пессимистичное настроение, врать никому не хочется. Мне, видимо, нужно как-то договориться самой с собой.

— Все-таки трудно принять вердикт, да?

— Трудно.

— Считаешь, что он был несправедливым?

— Ну, считаю, что в финал мы уж точно могли пройти. А уж какое там будет место, я об этом не думала. Но это уже не важно. Получилось так, как получилось.

— Люди и по несколько раз ездят на «Евровидение», в конце концов…

— Амбиция, может быть, и есть. Но, если принимать еще раз участие (в «Евровидении»), то надо это сделать настолько достойно, чтобы не только пройти в финал, но и занять какие-то лидирующие позиции. Для меня все-таки это важно и имеет значение – место, результат.

— Ты ведь и сама пишешь песни…

— Конечно, пишу. У меня сейчас альбом выходит и книга. Но сказать, что сейчас сразу брошусь писать что-то специально… Нет. Думаю, время само меня выберет. Как и в этот раз. Я же давно ждала «Евровидения». Ждала-ждала, оно и упало, скажем так. Так же и еще случится, если нужно будет.

— Если абстрагироваться от результата, насколько оправдала твои ожидания атмосфера конкурса, о которой всегда так много говорят?

— Абсолютно оправдала, мне очень понравилось. На самом деле, я думала, что будет сложнее, но время очень быстро пролетает – из-за репетиций с утра до ночи, разных событий, мероприятий, которые идут сплошной чередой. И сегодня уже с грустью даже какой-то поняла, что придется расстаться с этими гримерками, в которых прошло столько времени, с этим закулисьем.

— Вжилась…

— Да! Расставаться с людьми, которые там работают, и с которыми было так много общения. Я с сожалением об этом говорю.

— Появились ли новые знакомые, друзья среди твоих коллег-соперников из других делегаций?

— Из участников мы, к сожалению, не успели ни с кем подружиться. Просто успевали перекидываться парой фраз: «молодец», «отлично», «держись», «удачи» — в таком формате. А реально я сдружилась, конечно, со всей нашей командой – ребятами-танцорами Ильдаром и Настей, бэк-вокалистами Ари, Неттой и Ксенией, режиссером Алексеем Голубевым… Надеюсь, с «Евровидением» наше общение не закончится.

— Я слышал, как Элина Нечаева из Эстонии напевала твою песню за кулисами. Это вообще был такой флэшмоб, когда конкурсанты перепевали друг друга. Чьи песни тебе пришлось перепеть?

— Я перепела испанскую песню, правда, на русском языке. Но запомнились мне очень многие песни: шведская, итальянская, польская, немецкая.

— А кто будет победителем, на твой взгляд?

— Думаю, что Германия.

— Совершенно неожиданный прогноз! Будем следить. А ты уж держись, как говорится…

Лиссабон.

На злобу дня: Проигрыш Юлии Самойловой на "Евровидении": про уродов и людей

Смотрите видео по теме:
«Видео выступления Юлии Самойловой на Евровидении-2018: забыла слова»

03:14

Про admin

Проверьте также

«Хотелось заплакать». Как Самойлова оценивает провал на «Евровидении»

Юлия Самойлова объяснила, почему неудачно выступила на «Евровидении-2018», и попробовала найти виноватых в ее подготовке …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *